Наш телефон

(499) 409-7073,

с 09:30 до 18:00

Наш адрес

г. Москва, ул. Привольная, 70,

e-mail: xcom2@list.ru

 

 

The longest underwater cave of Russia
Andrey Bizyukin & Tanya Nemchenko

В начале 90-х в левом обрывистом берегу реки Кунгур произошёл обвал, открывший вход в новую неизвестную пещеру. Первые любопытные местные жители из близлежащей деревни Орда спустились вниз по круто наклонному склону и увидели большой зал и три подземных озера с холодной и кристально чистой водой ....... Игорь Лавров, учёный - карстовед из Перми, сделал топографическую съёмку сухой части пещеры и пригласил Виктора Комарова, спелеоподводника из Рязани изучить подземные озера пещеры.  Подводные исследования пещеры Ордынской начались в Марте 1994 года, когда Виктор Комаров, сделал первое погружение в одно из озер пещеры. В этой части России, в уральских годах в это время еще зима и лежит снег, поэтому озеро в пещере было покрыто льдом, и команда поддержки прорубила лед и сделала прорубь. У Виктора было только 30 метров ходового конца – военно-полевого провода диаметром  2 мм ( в дальнейшем – “ходовика”), и однобаллонный аппарат. Ход по неширокой щели уходил в глубину. На семи метрах щель кончилась, и Виктор вывалился в потолок гигантского подводного  тоннеля. Его объемы и абсолютная прозрачность  воды поражали воображение. Короткий ходовик и  малый запас воздуха заставили Виктора вернуться. Первый шаг в исследовании сифонов п.Ординской был сделан.

 

 


Второе погружение уже летом 1996 года сделал Пётр Миненков. спелеоподводник из Красноярска У него было два 12-ти литровых, двухсотатмосферных баллона и катушка примерно с двумястами метрами ходовика. Петр погрузился в тоннель и пошел  вначале направо. Он плыл вдоль одной стены, периодически закрепляя ходовик за камни. Мощные лучи галогеновых фонарей не всегда добивали до противоположенной стены. Максимальная глубина была 15-16 метров, свод - на 7 метрах, ширина тоннеля - 12-15 метров. Через сто метров дно тоннеля начало подниматься вверх. Петр всплыл в зале размером, примерно, 30  на 40 метров. Четверть зала занимало подземное озеро, остальное - каменистый пляж, уходящий вверх под свод зала. Высота потолка была около  10-12 метров. Только абсолютная тишина подземного зала восторженно приветствовала это выдающееся открытие. Петр закрепил ходовой конец и вернулся. Воздуха в баллонах было еще достаточно, и Петя решил сплавать в другую сторону: налево по ходу подводной галереи. Тоннель вскоре разбился на множество небольших ходов, напоминающих по структуре сыр. Пловец выбирал хода пошире и плыл вперед. В какой-то момент ему пришлось снять с себя акваланг и пропихивать его перед собой в узкий подводный лаз. Вскоре он наткнулся на свой же ходовой конец, и таким образом замкнул подводную петлю. Размотав еще 120-130 метров веревки и использовав почти весь воздух, Петр вернулся. За один день - два погружения, и столько открытий. Пещера Ординская выдвинулась в разряд наиболее интересных объектов для спелеоподводных исследований.

Несмотря на то, что первые погружения с аквалангом в подводные пещеры CCCP были совершены в мае 1964 года,  Спелеоподводные исследования в России до сих пор находятся в зачаточном состоянии, здесь всего шестьдесят пещерных дайверов. Погружения в пещеры России – это всегда погружения в холодной воде (+4. +9), кроме того очень редко удаётся найти пещеру с прозрачной водой. Но Ординская – феноменальное исключение. Здесь абсолютная видимость. Узнав об этом, почти все спелеоподводники России решили испытать себя и посетить сифоны этой уникальной пещеры.

В результате этих исследований  пещера Ординская стала уникальным спелеоподводным объектом, представляющим интерес не только ученых (карстоведов, гидрогеологов, географов), но и спортсменов-аквалангистов, занимающихся погружениями в  экстремальных условиях с целью испытания нового водолазного снаряжения и установления cпортивных рекордов.  Сифоны Ординской ждут новых исследователей.


Подводная спелеология – неоправданный риск или холодный расчет?
Посвящается женщинам, которые любят подводников.
Андрей Бизюкин, фото автора.
“Все герои статьи, похожие на ваших друзей или знакомых на самом деле на них не похожи. Любое сходство произошло не по нашей вине. Тем, кто увидел в героях себя, сообщаем, что мы об этом не знали. События, описанные в этой статье, мы придумали сами, а если что и было на самом деле, мы не виноваты. Любое сходство с реальными событиями это не повод к нам приставать”.
Пещеры всегда привлекали к себе человека. Людей влечет в пещеры древний инстинкт. Когда-то очень давно, наши предки жили в пещерах, и пещеры были для них самым безопасным местом на Земле. Но современный человек забыл свое пещерное происхождение и стал бояться пещер. Появились легенды о страшных чудовищах, пиратах, колдунах, привидениях, военных базах и диверсантах, живущих в пещерах и охраняющих тайны и несметные сокровища. Но во все времена находились любопытные, рисковые люди, кто с коптящим факелом, кто с обычным электрическим фонариком, которые шаг за шагом уходили все дальше и дальше от входа, вглубь подземных лабиринтов. Там этих смелых людей ожидали самые удивительные приключения и невероятные открытия, а их рассказы потом еще долгие годы волновали сердца не только детей, но и взрослых. Часто на пути исследователей возникали непреодолимые препятствия: подземные реки, таинственные озера и непройденные сифоны. Но жажда исследования толкала людей все дальше и дальше в неведомые глубины.
Однажды один любопытный француз, которого звали Норбер Кастере,  разделся догола, спрятал свечку и спички в резиновую шапочку для бассейна и отважно нырнул в таинственный подземный сифон пещеры Монтеспан. У него не было ни маски, ни фонарика, ни ласт (комплект номер ноль), но у него было страстное желание узнать, что же там впереди. Это было очень рискованное погружение. Он не знал длины сифона, он ничего не видел под водой, поэтому плыл на ощупь. он легко мог потерять направление, заплыть в щель, запутаться в ветках затонувших деревьев, заблудиться и погибнуть. Но отважным людям часто сопутствует удача. За сифоном Норбер Кастере нашел сделанные пещерными людьми самые древние в мире статуи львов и медведей. Это открытие сделало его знаменитым.              
В 1963 году команду московских подводников из МАИ пригласили в Крым предпринять, по тем временам, дерзкое погружение в крупнейший карстовый источник Крыма - Аянскую пещеру. Ни у кого из команды не было опыта таких сложных погружений, и вообще, тогда еще не существовало  правил безопасности и не было придумано специального снаряжения для прохождения сифонов.  Наши первые сифонолазы, сделали из посадочных фар самолета мощные подводные фонари, привезли с собой ручной дожимающий компрессор и стали нырять так, как умели. Сейчас это кажется фантастикой, но первый сифон длиной семьдесят и глубиной пять метров они прошли пешком по дну, потому что использовать ласты тогда считалось “не модно”. На каждом повороте подводного тоннеля стоял страхующий водолаз. Прохождение такого сифона, даже сегодня, - большое достижение. Это легендарное погружение теперь считается днем рождения отечественной подводной спелеологии.
Проходят годы, меняются мода и правительства, случаются кризисы, разваливаются и создаются новые империи, люди уже побывали на Луне, но пещеры, по-прежнему, труднодоступны и влекут к себе все новых исследователей.
Подводная спелеология - особый вид подводного плавания [ 1, 2 ]. Это - погружение в темноту и под закрытый свод. Людям, боящимся темноты и замкнутого пространства, такие ныряния не рекомендуются. Если обычный подводник в случае возникновения каких-либо проблем всегда имеет возможность всплыть на поверхность, то спелеоподводник может только стучаться о потолок сифона. Единственный его шанс спастись - это вернуться обратно тем же путем, каким он попал под землю.  Отсюда специфика спелеоподводного снаряжения. Все снаряжение спелеоподводника дублируется (у каждого сифонолаза два или более баллона и две или более дыхательные системы: два независимых редуктора, два легочных автомата, два манометра ). Баллоны одеваются на спину или, при прохождении узостей, на бока. На случай удара головой о свод  - каска с двумя или более источниками света. Дублируется маска и даже компенсатор плавучести.
Погружения в пещерах России – это всегда погружения в холодной воде (+2 : +6). Вода с температурой +10 считается “теплой”. Поэтому “настоящие” спелеоподводники всегда работают в сухих костюмах постоянного объема.  
Потеря грузового пояса в сифоне может стоить человеку жизни, поэтому пряжка “самосброс”, (так любимая обычными подводниками), спелеоподводнику категорически запрещена. Грузовой пояс застегивается намертво.
Ходовой конец (капроновая веревка 3-6 мм или военно-полевой провод), как правило, намотан на катушку с фиксатором. В процессе прохождения сифона подводник разматывает ходовик с катушки и закрепляет его в натяг за неровности рельефа или крючья. При появлении слабины возможно запутывание в ходовике и здесь может помочь только товарищ, подводный нож, кусачки или удача. Если потерять ходовой конец, то можно заблудиться в сифоне. Поэтому многие предпочитают еще и пристегиваться карабином к ходовику и брать с собой на всякий случай страховочную катушка с 10-30 метрами веревки.
Святая святых для спелеоподводника – это “Правило возвращения или правило одной трети”. Согласно этому правилу пловец все время следит за показаниями манометра и использует одну треть запаса воздуха на прохождение сифона, одну треть - на возвращение, а одну треть всегда оставляет на всякий непредвиденный случай (запутывание, застревание или просто плохое самочувствие). Сифонолаз, нарушающий это железное правило, рискует жизнью каждую минуту и поэтому должен быть отстранен товарищами от погружений.
Однако, не буду вдаваться в скучные нотации и лучше расскажу Вам вам несколько поучительных историй.
Однажды спелеологи нашли новую пещеру. Они спустились вниз  по широкому наклонному ходу и увидели огромный зал и подземное озеро с холодной, кристально чистой водой. В озере был сифон. Подводный ход шел в глубину и на семи метрах вываливался под свод гигантского тоннеля. Объемы и абсолютная прозрачность воды поражали воображение. Исследовать подводные лабиринты пещеры направилась наша шумная экспедиция. Там-то и произошли все мои истории.

История со счастливым концом.
Лимоныч и его друг Шумахер таскают свои семилитровые баллоны в самую дальнюю и узкую часть пещеры, где занимаются исследованием озера, в которое еще никто не нырял. Возникает предположение, что это подземное озеро может соединяться с другими подземными озерами пещеры. Два дня, погружение за погружением, ребята ищут соединение. Подводная топографическая съемка показывает, что хода из этого дальнего озера идут в нужном  направлении, навстречу уже известным ходам.
Во время очередного погружения Лимоныч плывет по узкому подводному лазу и натыкается там на какой-то старый ходовой конец, оставленный одной из предыдущих экспедиций. Аквалангист решает проплыть вдоль этого ходовика. Старый ходовик был проложен, по-видимому, в спешке, с касаниями за острые выступы, да еще с постоянным изменением глубины, а это всегда доставляет ненужные хлопоты пловцу.
В одном месте ходовик обмотан вокруг громадного валуна, поэтому при перестежке Лимонычу приходится широко расставлять руки, чтобы дотянуться до продолжения веревки.  За валуном ходовик уходит в завал. (Как выяснилось позднее, в сифоне после прошлого погружения произошел обвал свода, и старый ходовик, вдоль которого плыл Лимоныч,  привалило.) Лимоныч пытается проплыть сквозь завал. Безуспешно. Только вода становится мутной. Надо поворачивать назад. Лимоныч доплывает до валуна, вокруг которого обмотан ходовик. Оказывается, что муть дошла и сюда. Ничего не видно. Одной рукой Лимоныч держится за веревку по одну сторону камня, а другой - шарит в поисках спасительной нити по другую сторону валуна и никак не может ее найти.
Ситуация становится критической. Пловцом начинает овладевать паника. Куда плыть? Запас воздуха - ограничен. Отстегнуться и потерять ходовой конец (нить Ариадны) в мутной воде и узком подводном ходе с множеством щелей равносильно смерти. Лимоныч зависает и задумывается, стараясь дышать реже. Он вспоминает  конфигурацию хода и, не выпуская ходового конца, отплывает немного в сторону, поддувает костюм, натягивает ходовик, что было силы, и рискуя порвать его, всплывает над мутью. Чутье не подводит пловца. Метрах в пяти в стороне он видит ответвление. Это - широкий ход с прозрачной водой, в которой, о чудо!, белеет чей-то ходовик. Лимоныч  отстегивается от своего ходовика и бросается в сторону чужого. Он очень боится, что  по пути может замутить воду и заблудиться.
Лимоныч нарушил одно из основных правил пещерного ныряния: правило “единственности и непрерывности ходового конца”. Ему повезло: он успешно достиг чужого ходовика и пристегнулся к нему. Но на новом ходовике нет маркеров направления. Поэтому возникает вопрос: в какую сторону плыть? Лимоныч плывет  вправо, и ему снова везет. Через двадцать метров ход расширяется, и в прозрачной воде под сводом появляются фонари. Это плывет двойка подводников,  нырнувших в одно из уже изученных озер пещеры. Лимоныч перестегивается на ходовой конец двойки и выплывает из сифона. Таким образом, он делет “траверс” (сквозное прохождение из одного озера в другое). Стоит только задуматься: может ли этим достижением быть оправдан сопутствующий ему риск?

История о пользе чтения классики.
Таскать баллоны по пещере, по узостям, отвесным скальным участкам, под нависающими глыбами размером с автомобиль, да еще в темноте – занятие не из легких. Дрюня спускется в распоре по ледяной раскатанной горке к сифонному озеру. В руках у него был новенький 18 литровый баллон весом почти 20 килограмм. Подводят стертые подошвы вибрам на старых итальянских горных ботинках. Подводник скользит вниз по горке, все более разгоняясь, и, наконец, падает на лед, покрывающий воду в сифоне. Удар настолько сильный, что человек и баллон проламывают лед. Раздается устрашающее шипение. Спелеолог, намочив штаны в воде озера, поспешно ретируется в сторону, а баллон, пуская пузыри, устремляется в глубину, напоминая собой тонущую подводную лодку.
Делать нечего, надо нырять: нельзя же засорять сифоны баллонами. Дрюня наскоро  прикручивает к компенсатору еще пару  баллонов и ныряет на поиски. Он галсами  прочесывает наклонный каменистый склон  сифона, погружаясь все глубже. Его страхуют  веревкой сверху, стараясь держать ходовой конец в натяг. Не найдя баллона и сильно намутив воду, сифонолаз решает возвращаться, дает на веревку три рывка и начинает всплывать. Не понятно, что произошло: ход  неожиданно сужается и аквалангист начинает застревать.
Дальше – больше: видно, что впереди ходовик-страховка уходит в узкую щель. А товарищи наверху, стремясь помочь аквалангисту побыстрее вернуться, изо всех сил тянут за этоу веревку. Неприятности. Однако, это уже классический случай, описанный Мартином Фарром, в книге “THE DARKNESS BECKONS”. С такой же проблемой столкнулся известный всему миру немецкий спелеоподводник Иохан Хазенмайер при прохождении сифона в пещере Кингсдайл в Англии. Мартин Фарр назвал этот инцидент “Рукопожатием мертвеца”[ 3 ].
К счастью Дрюня читал этот рассказ и знал, как легендарный подводник смог выпутаться из такой трудной ситуации. Поэтому он, отвоевав у страхующих пару-тройку  метров ходовика, пятится задом, уходит немного в глубину, начинает ходить галсами в поисках более широкого прохода и вскоре находит его. Большая начитанность оказалась полезной даже в сифоне.
А баллон стравил часть воздуха,  всплыл и забился в щель в потолке сифона, где его и нашли немного позже.

История из жизни профессионального водолаза или
об условностях парного плавания.
Наш друг Гена – самый настоящий профессиональный водолаз и имеет опыт порядка тысячи часов под водой, но сейчас он - начинающий спелеоподводник. Он собирается на погружение в пещеру с тремя приятелями. Они договариваются, что плывут двумя двойками. Плывут далеко; по дороге им встретятся сухой зал и три разветвления ходового конца. Пещера большая, стены сифона видны не всегда. Нужен очень мощный свет. Первой идет двойка Жека с Венечкой. Вторая двойка Гена и Шумахер.
Гене хочется плыть с Жекой и Венечкой, но кто-то же должен подстраховать и Шумахера. Поэтому договорились, он будет плыть с ним. Нырнули. Гена идет вторым, перед ним - Шумахер. Жека с Венечкой легко парят в толще сифона где-то впереди. Гене все время кажется, что Шумахер “тормозит”. В какой-то момент Гене все это надоедает. Ему кажется, что он может обогнать Шумахера и догнать первую двойку. Он дергает Шумахера за ласту, подает ему знак на обгон и уносится вперед. А  как же уговор? Ну да ладно, Шумахер продолжает идти в своем темпе и думать о чем-то своем. Далее все события в этом погружении развиваются очень необычно.
Шумахер, двигаясь неспешно, скоро сильно отстает и теряет Гену из виду. Через какое-то время он замечает, что ходовик поднимается вверх, всплывает и оказывается в большом “пузыре”,  Аквалангист понимает, что заплыл не в тот ход и поворачивает обратно. Вскоре он находит нужный правый поворот ходовика,  ложится на правильный курс и догоняет Жеку с Венечкой. Они его знаками спрашивают: “Где Гена?” Шумахер разводит руками, показывая, что не знает. Жека поворачивает всех назад, искать Гену. Плывут вдоль ходовика втроем, светят по сторонам, а Гены нигде нет. Венечка находит обрыв старого ходовика и сперва решает, что это Гена оборвал его. Венечке обьяняют, что это не тот ходовик, что основной ходовик протянут в стороне и не порван. Вообщем, обстановка – нервная.
Всплывают в сухом зале. Здесь Гена, в случае чего, мог бы отсидеться, Но его здесь нет. Гена потерялся в сифоне! Что делать? Жека организует поиск. Каждому спелеоподводнику дано задание обследовать определенную часть пещеры и искать Гену. Все ищут. А Гены нигде нет. Воздух подходит к концу, а надо оставить еще на возвращение. Как быть? Все ждут какое-то время в сухом зале, надеясь на чудо, – вдруг появится Гена. Проходит много времени. Решают возвращаться домой.
На последних остатках воздуха аквалангисты выплывают из сифона и видят сидящего на берегу Гену. Все ругаются, но и рады, что все счастливо обошлось, все живы и здоровы.
Гена как настоящий профессионал плавает с самым “крутым” регулятором Kirby Morgan SuperFlow, и поэтому он всегда спокоен за  надежность своего снаряжения. Но в подводных пещерах особые, жесткие условия эксплуатации регуляторов. Когда Гена обогнал Шумахера и плыл один в большой черной и страшной пещере его Kirby Morgan встал на непрерывную подачу. Гена попытался догнать Жеку с Венечкой, чтобы рассказать им о своих проблемах, но вовремя понял, что воздух уходит, а он тем временем плывет в глубь пещеры. Тогда Гена повернул назад в надежде рассказать о своих проблемах  Шумахеру. Но Шумахер в это время заплыл в не тот ход, и они разминулись. Гена вынырнул  в сухом зале, где можно было бы отсидеться, но он так замерз, что решил не ждать товарищей, а спасаться самостоятельно. Он опять погрузился в сифон и пуская пузыри поплыл на выход. Счастливчикам везет. Гене хватило воздуха до выхода из сифона. Но не стоит полностью полагаться только на один комплект даже самого дорогого и самого профессионального снаряжения.   

История о том, нужен ли спелеоподводнику не очень длинный “ус” с карабином.
Наш друг Протопович ныряет часто, много и, главное, постоянно. Но в пещеру он собрался в первый раз. Он  долго слушал наши дебаты о том стоит ли пристегиваться к ходовому концу усом с карабином или нет. Одни говорили: “Стоит”, другие: “Это сейчас не модно”. Протопович слушал, слушал и никак не мог определиться. Но как человек опытный, ус с собой на всякий случай взял. Он погрузился в просторный и хорошо известный сифон в компании с двумя друзьями. Видимость была абсолютной, и они и не пристегивались к ходовому концу. Все было бы прекрасно, но вслед за ними в этот же сифон нырнула двойка молодых начинающих спелеоподводников, которые от обилия впечатлений забыли о правильном контроле плавучести. Они так часто стукались о стены, пол и потолок сифона, что замутили все, что только можно. Видимость с абсолютной упала до полметра.  
У Протоповича тоже было много новых ярких впечатлений, но когда по дороге назад он попал в облако мути, он растерялся. Холодный пот прошиб его, он представил себя бессмысленно плавающим по пещере в поисках выхода, он представил как приближается к нулю стрелки его манометров, и ему стало страшно. “Нет, я не должен погибнуть здесь”, – сказал он себе и быстро пристегнулся карабином к ходовому концу. От сердца отлегло, дыхание успокоилось и стало опять размеренным. В мути он ничего не видел кроме желтого пятна своего фонарика. Поэтому прикрыв рукой маску, чтобы нечаянно не разбить стекло, Протопович не спеша и уверенно шел к выходу из сифона. А мы все это время еще стояли у сифона и спорили о преимуществах и недостатках одного не очень длинного уса с карабином,  Протопович вышел из сифона, снял баллоны, вышел на берег и сказал, что он больше никогда, никогда не отстегнется от ходовика. И наш бесконечный спор ему кажется глупым.

История о бедном, но сметливом студенте.
Николаша – студент, а студентам, как известно, всегда не хватает денег. Николаша использует нетрадиционны подход к решению проблемы дефицита снаряжения для подводного плавания:  большую часть своего снаряжения он делает сам. И вот, он в своем снаряжении в воде и, не спеша, обследует очередной сифон. Его страхует Маринка, она стоит у сифона и выдает ему ходовой конец. Вдруг она чувствует частые рывки и начинает быстро выбирать ходовик.
В сифонном озере бурлит вода – плохой знак. Через минуту выныривает Николаша. В его маске кровь. Он тяжело дышит. Произошло ЧП (чрезвычайное проишествие). Подвело нестандартное самодельное снаряжение. От холодной воды замерз клапан поддува самодельного компенсатора плавучести, и начался неконтролируемый подъем к своду сифона. После удара головой о потолок каска у Николаши слетает с головы и сбивает маску, а та в свою очередь сильно ударяет по легочному автомату. При попытке вдохнуть воздух пловец обнаруживает, что в рот идет вода: удар каски был настолько сильным, что вырвало легочный автомат из загубника и у Николаши во рту остался один загубник.
Ситуация становится неординарной. Николаша не теряется, его не подводит природное чувство самосохранения. Он сосредотачивается, находит среди скособочившегося снаряжения дублирующий легочный автомат и переходит на него. И не смотря на то, что разбит нос, а оставшийся легочник изрядно подтравливает воду, Николаша все-таки не паникует и возвращается.
История о пай-мальчиках.
Николаша и Дрюня собираются работать в сухом зале за длинным стометровым сифоном. На берегу первозданного нетронутого пляжа, где еще не ступала нога человека, они снимают громоздкое водолазное снаряжение и  разгуливают с компасом, рулеткой и пикетажной книжкой по залу. Их задача: сделать топографическую съемку и поискать возможные сухие продолжения пещеры.
А в это время лидеры (самые опытные члены) экспедиции ищут новые подводные хода из этого зала. С третьей попытки они находят длинный и широкий ход. Кажется,  что это основное продолжение тоннеля.   И здесь дело только за размером баллонов  и длиной ходового конца. Петруха и  Коха из Красноярска и  московская двойка  Ученый и Отважный идут на рекордное прохождение.  Ход раздваивается, и Петруха с Кохой уходят налево, а Ученый с Отважным направо. Еще немного и красноярская двойка поворачивает назад, а москвичам удается размотать 500 метров ходовика. Установлен новый рекорд: пройден самый длинный в России сифон. Бесконечный подводный тоннель продолжается, но “закон  возвращения” требует повернуть в сторону дома.

Фотографии из "Ординской" пещеры вы можете посмотреть в нашей галерее...

Наша компания на постоянной основе организует дайв-туры в Ординскую пещеру, подробности Вы можете узнать по телефону: +7(499) 409-7073.



И на этом мы, пожалуй, закончим наше повествование. Потому что Вы уже, наверное, догадались, для кого подводная спелеология - “риск”, и для кого - “холодный расчет”.
Список литературы:
1.    Мельников В.П., Корначев Ю.Н., Анисов С.П., Ковалев Ю.И.  Организация и проведение подводных погружений в пещерах  (Методические рекомендации). Москва –1986.
2.    Шек Эксли. Азбука выживания. - Основы безопасного плавания с аквалангом в пещерах. Пер.с англ., Москва – 2000.
3.    3.    Martin Farr. THE DARKNESS BECKONS. The History and Development of Caving Diving. Diadem Books Limited. London. 1980, p.139-143.

галерея

Дайвинг - рейтинг DIVEtop